Войти
...

Облигации без полной защиты капитала

7 февраля, 21:54

Крупные банки и финансовые компании все активнее привлекают средства граждан через долговые бумаги, доход по которым привязан к изменению стоимости различных активов. Их клиенты готовы переходить из низкодоходных депозитов на фондовый рынок, но не готовы брать на себя излишние риски. И действительно, до последнего времени финансовые институты предлагали инструменты с гарантией погашения по номиналу, однако с конца прошлого года стали появляться выпуски структурных облигаций лишь с частичной защитой капитала. На фоне планов разрешить их покупку неквалифицированным инвесторам ЦБ уже готовится бороться с мисселингом.

Подзащитные облигации

Длительное снижение ставок по депозитам подталкивает банковских клиентов, прежде всего физических лиц, к поиску альтернативы. За пять лет доходности по депозитам сократились с 15–17% до 5–6% годовых. Между тем фондовый рынок в эти годы демонстрировал рост. Неудивительно, что к началу 2020 года число клиентов, открывших счета на Московской бирже, превысило 4 млн, фактически удвоившись за год.

Новоиспеченные инвесторы отдавали предпочтение классическим облигациям с фиксированным купоном. Но часть из них уже не довольствовалась получаемыми на долговом рынке доходностями. Уход в акции представлялся слишком рискованным, и в качестве переходного инструмента финансовые институты стали активно предлагать клиентам долговые бумаги, дополнительный доход по которым привязан к изменению стоимости какого-либо актива (акции, индекс, сырьевой товар и т. п.), так называемые структурные облигации. Такая ценная бумага сочетает в себе облигацию с фиксированным доходом и, как правило, опцион на какой-либо базовый актив, от исполнения которого и зависел основной доход.

Банками движет не только желание сохранить клиентскую базу. Как отметила управляющий директор по рейтингам структурированного финансирования «Эксперт РА» Александра Веролайнен, выпуск структурных облигаций для продавца может быть интересен с разных точек зрения: это и комиссионный доход, и средство фондирования, и прибыль на разнице стоимости хеджирования, и решение задач секьюритизации при уступке базового актива на специальную финансовую компанию (эмитент облигаций). По словам руководителя подразделения инвестиционных и секьюритизированных продуктов Сбербанка Павла Васильева, дополнительный финансовый результат от выпусков инвестиционных облигаций для группы Сбербанка формируется за счет оптимизации ценообразования по сделкам, хеджирующим обязательства банка как эмитента, и от операций компаний группы с собственными инструментами на вторичном рынке.

Исторически структурные продукты размещались российскими эмитентами по иностранному праву. Но в последние три года набирал силу процесс выпуска подобных облигаций в российской юрисдикции. По иностранному праву провести выпуски дешевле и быстрее, но сработал фактор санкций. «Это высокомаржинальный продукт для продавцов. Закрытие иностранной инфраструктуры из-за санкционных рисков для некоторых участников простимулировал создание локальной»,— говорит Александра Веролайнен. Сам термин «структурные облигации» законодательно был закреплен осенью 2018 года за долговыми бумагами, по которым обеспечивалась лишь частичная защита капитала, то есть клиент при погашении мог получить и убыток. Облигации с полной защитой капитала стали называться инвестиционными.

Структурный бум

Основным эмитентом инвестиционных облигаций выступает Сбербанк. За три с небольшим года он разместил почти 200 выпусков на сумму около 180 млрд руб. Инвестиционные облигации размещали ВТБ, Газпромбанк, Альфа-банк и ряд других банков. По словам директора департамента инвестиционного бизнеса банка «ФК Открытие» Константина Церазова, как показала рыночная и собственная практика, инструмент обладает большой гибкостью в плане сроков, базовых активов и структуры выплат. На этот год банк планирует 25–30 выпусков.

Но Сбербанк не собирается уступать лидерство. По словам Павла Васильева, в текущем году планируется сохранить объем размещения инвестиционных облигаций Сбербанка (ИОС) на уровне 2019 года и, «возможно, превысить его при условии благоприятной ситуации на рынке». Остальные банки также готовы вступить в гонку. Руководитель отдела продаж на рынках капитала институциональным инвесторам Райффайзенбанка Антон Кеняйкин говорит, что структурные продукты — одно из важных для банка направлений, в ближайшее время планируется предложить рынку облигации с защитой капитала. Директор по собственным привлечениям с рынков капитала Промсвязьбанка Марина Кареева также отметила, что банк рассматривает возможность предлагать такие продукты клиентам. В частности, в декабре 2019 года Московская биржа зарегистрировала программу биржевых облигаций банка, в рамках которой можно размещать такие инструменты. По словам директора отдела структурных продуктов Альфа-банка Дениса Аношина, банк планирует два-три выпуска инвестиционных облигаций в этом году. Гендиректор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов сообщил, что компания также планирует выпуск инвестиционных облигаций.

Доказывать преимущество инвестиционных облигаций на основе уже погашенных выпусков довольно сложно. По данным Сбербанка, средняя доходность 21 выпуска ИОС составила почти 7,9% годовых. Это сравнимо с прошлогодней доходностью по классическим облигациям даже крупных эмитентов. В то же время, по оценке “Ъ”, из 27 погашенных выпусков с учетом других эмитентов половина показала доходность ниже 5% годовых, причем по четырем выпускам владельцы облигаций вообще не получили дополнительного дохода. Впрочем, по четырем выпускам доходность превысила 10% годовых.

Структурные облигации с частичной защитой капитала по российскому праву появились на рынке лишь в конце прошлого года — в ноябре два выпуска по 600 млн руб. разместили компании группы БКС — «БКС Капитал» и BCS Global Markets. В январе 2020 года «Сбербанк КИБ» разместил пилотный выпуск таких облигаций на 1 млн руб. Как сообщил Павел Васильев, банк планирует запустить регулярные выпуски инструментов примерно со второго квартала 2020 года ориентировочно на 10 млрд руб. Выпуски и программы структурных облигаций зарегистрировали ВТБ, Газпромбанк и Росбанк на общую сумму свыше 1,4 трлн руб. Представитель ВТБ сообщил, что в настоящий момент формируется линейка таких продуктов, первые выпуски могут быть размещены в первом полугодии 2020 года.

Одними из основных покупателей инвестиционных облигаций являются физические лица с высоким достатком. По оценке “Ъ”, средний размер сделок по наиболее ходовым выпускам долговых бумаг Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, «Открытия» составлял 0,5–2,4 млн руб. Глава «БКС Капитала» Эдвард Голосов отмечает, что на частных инвесторов обычно приходится более 90% от объемов выпуска. По словам Павла Васильева, на долю физических лиц приходится около 76% от общего объема всех выпусков ИОС. При этом количество сделок при размещении наиболее популярных выпусков составляло 5–6 тыс. штук.

Защита от консультанта

В такой ситуации появляется риск мисселинга: одно дело — объяснить физическому лицу, что он не рискует своими средствами, другое — что он может не только не получить доход, но и потерять вложенные средства. «Риски мисселинга таких продуктов существуют»,— считают в ЦБ. И ключевой задачей является обеспечение прав инвесторов на получение краткой, понятной и достоверной информации о существенных характеристиках ценной бумаги. В Банке России прорабатывается вопрос об установлении требований по предоставлению инвесторам стандартизированного документа, в сжатой форме излагающего основные параметры сложного финансового продукта.

Ожидается, что основными покупателями российских структурных облигаций без защиты капитала также станут состоятельные физические лица, ведь бумаги пока законодательно доступны только квалифицированным инвесторам. Однако и они не защищены от мисселинга. ЦБ с середины 2019 года получил «небольшое количество» обращений, связанных с приобретением структурных продуктов. В частности, потребители жаловались на получение убытков по иностранным нотам, которые были им непонятны: дефолт одного из инструментов, входящих в состав ноты, приводил к дефолту всего структурного продукта. Были жалобы на порядок продаж, когда, например, заявитель приобрел структурный продукт и позже передумал, требует вернуть деньги.

Вместе с тем законом предусматривается возможность доступа к структурным облигациям и неквалифицированных инвесторов, критерии к таким инструментам должен разработать ЦБ. Как отметила Александра Веролайнен, структурные облигации в силу отсутствия полной защиты капитала являются высокорискованным продуктом, поэтому важно не допустить мисселинга и ограничить круг доступных для розницы инструментов наиболее надежными из этого сегмента. По ее словам, в качестве критериев рассматриваются условия наличия рыночной котировки по базовым активам, предельного размера убытков, рейтинговые требования.

С учетом ограничения доступа к структурным инструментам без защиты капитала в России со стороны розничных инвесторов, а также снижения санкционных рисков банки и финансовые компании могут вернуться при размещении таких бумаг к иностранным юрисдикциям. Этому также могут способствовать сложность и дороговизна выпуска таких бумаг в России. Александра Веролайнен говорит, что в российском праве для выпуска структурных облигаций требуется пройти процедуру регистрации эмиссионной документации Банком России, которая может длиться месяц и более. По словам Эдварда Голосова, западные выпуски стоят около $10–15 тыс., в России — в 2,5–3 раза дороже. Константин Церазов также отмечает наличие барьеров для массового использования этого инструмента, в частности длинные сроки регистрации программы и ее высокую стоимость. «Мы ожидаем, что в 2020 году эти барьеры будут устранены и мы сделаем несколько выпусков таких облигаций для инвесторов с повышенным риск-аппетитом»,— надеется он.

Источник: kommersant.ru

Промышленные выставки и конференции