Войти
...

Жизнь после COVID: пандемия сделала российскую медицину сильнее

28 апреля, 16:10
Жизнь после COVID: пандемия сделала российскую медицину сильнее

Организаторы здравоохранения рассказали, как сложный год изменил жизнь пациентов и  врачей, и что делать, чтобы пройти реабилитацию после коронавируса по ОМС

Пандемия коронавируса стала самым серьезным вызовом, с которым человечество столкнулось в XXI веке. Если уж не сама болезнь, то ограничения и сложности, связанные с ее «нашествием», коснулись каждой российской семьи. Многим пришлось пересмотреть свои приоритеты, режим работы, отношение к здоровью и семье. На передовой перемен оказалась система здравоохранения. О том, чему научил  год пандемии нашу медицину, и чего ждать в ближайшее время, врачи и эксперты рассказали в рамках нашего традиционного мероприятия «Деловая пятница» с ведущей Марией Бачениной.

Участники дискуссии:

- Наталья Петровна Санина, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья

- Ольга Владимировна Царева, заместитель председателя Федерального фонда обязательного медицинского страхования

- Ольга Владимировна Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов

- Хачатур Михайлович Кургинян, заместитель главного врача по хирургии Клинического госпиталя на Яузе, член исполнительного Совета Ассоциации флебологов России.

До и после

Пандемия обрушила привычный образ жизни миллионов людей и буквально разделила мир на до и после. За каких-то несколько месяцев изменилось все: мы оказались заперты в своих странах, городах и даже квартирах. И самое страшное, даже медики изначально не знали точно, что нас ждет впереди. Но накопленный в ходе пандемии опыт в итоге привел не только к глобальным выводам, но и к конструктивным решениям.

- Мы прошли все этапы борьбы с вирусом, которые были очень сложными, но в итоге были очень важными и нужными. Сейчас по каждому пункту мы делаем выводы. Основной удар пришелся на первичное звено, мы увидели проблемы с оснащенностью и сейчас проводим модернизацию – закупаем новое оборудование, которое позволит оказывать качественную медицинскую помощь, формируем базу средств защиты, чтобы они всегда были в наличии, - говорит первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья Наталья Санина. - Еще один важный вывод - каждый врач, независимо от своей специализации, должен уметь работать с опасными инфекциями. И каждый должен максимально эффективно применять свои знания. Так, во время пандемии в Московской области на базе клинической больницы Подольска было организовано 15 тысяч консультаций в онлайн-режиме. Мы активно привлекали узких специалистов, но сейчас понимаем, что часть обращений по организационным вопросам мог принимать и средний, младший медицинский персонал. Также мы пришли к выводу, что сокращения инфекционных коек быть не должно.

В самом начале пандемии мало кто понимал, с чем мы имеем дело - как лечить коронавирус. И это касалось как государственной, так и частной медицины.

- Первые 3-4 месяца врачи просто не знали, как работать, но потом мы адаптировались, начали получать информацию. В этом плане проблем не было – государство и руководители частных клиник работали быстро и сообща. Ну а дальше пошла адаптация пациентов – к лету люди стали думать, что пора бы сходить к врачу. Уже летом мы максимально сумели сжиться с ковидом, у нас возродились офлайн-форматы общения, стали проводиться конференции, - вспоминает заместитель главного врача по хирургии Клинического госпиталя на Яузе, член исполнительного Совета Ассоциации флебологов России Хачатур Кургинян. 

На всем протяжении пандемии вопросов было больше, чем ответов: кому и какие препараты назначать? Какой должна быть профилактика болезни? Приходилось в экстренном порядке налаживать образовательную и просветительскую работу с врачами на разных уровнях.

- В крупных регионах между врачами было налажено взаимодействие в онлайн-режиме:  перед докторами выступали все ведущие специалисты, они давали рекомендации, потом эти рекомендации регулярно обновлялись. Из двухсот страниц документа доктора должны были сделать краткую выжимку и вынести самую суть, чтобы знать, как лечить больного, - добавляет Наталья Санина. - Но в целом появилось очень много разных методик и рекомендаций о том, как нам справляться с инфекцией. И это поможет нам в том случае, если возникнет угроза третьей волны или борьбы с новыми штаммами коронавируса. Ситуации могут быть разные, но они заранее должны быть продуманы.

Страховка от пандемии

2020 год стал вызовом не только для врачей и пациентов, но и для системы обязательного медицинского страхования.

- С такой проблемой мы раньше не сталкивались и опыта работы в условиях пандемии у нас не было. Тем не менее, в короткие сроки были приняты необходимые документы, которые дали возможность органам исполнительной власти оперативно решать вопросы с маршрутизацией пациентов, разворачиванием дополнительных мощностей в лечебных учреждениях, - говорит заместитель председателя Федерального фонда обязательного медицинского страхования Ольга Царева. - Были приостановлены плановые проверки и принято решение об авансировании страховых и медорганизаций. Мы дополнительно получили порядка 76 миллиардов рублей из резервного фонда Правительства Российской Федерации, но тот объем средств, который был установлен бюджетом  - 2,2 триллиона рублей - был направлен на оказание медпомощи. Были оперативно установлены тарифы на оплату медпомощи для поступающих в медучреждения пациентов с ковидом в зависимости от степени тяжести болезни, тарифы на тестирование. Несмотря на все сложности, система оказалась устойчива. Слаженная работа Минздрава, Федерального фонда обязательно медицинского страхования и органов исполнительной власти привела к тому, что мы с минимальными потерями пережили пик пандемии.

Но работать есть над чем: из-за пандемии часть «традиционных» медицинских услуг население не получило. Прежде всего, это диспансеризация и профосмотры. В этом году на профилактическое лечение будет сделан особый упор.

Реабилитация после ковида - по ОМС

Миллионы россиян уже переболели COVID-19, у многих болезнь протекала тяжело и чревата осложнениями. Но лечение последствий коронавируса – это не только таблетки и уколы. Чтобы избежать частого для COVID-19 фиброза легких требуется и дыхательная гимнастика, и физиотерапия. И многое из списка необходимой помощи больные могут и должны получить, еще находясь на стационарном лечении. Первые программы реабилитации предложили частные клиники, а сейчас пациенты могут восстановиться и по полису ОМС.

- Вышли и утверждены Методические рекомендации по профилактике и лечению коронавирусной инфекции Минздрава России. Они определяют, кто нуждается в реабилитации. Реабилитация больных, перенесших тяжелую форму течения коронавирусной инфекции, проводится в три этапа. Программы реабилитации работают, они включены в систему ОМС и подлежат оплате. И если вдруг осталось непонимание, у нас всех есть полисы медицинского страхования, на которых указан телефон горячей линии - по нему можно позвонить и получить всю необходимую информацию, - говорит председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов Ольга Вострикова.

Плюсы пандемии

Пандемия стала серьезным вызовом для медицинского сообщества и органов власти, но она принесла и позитивные изменения. В медицину активно стали внедряться цифровые технологии, развивается телемедицина. Изменения коснулись и врачей, и пациентов.

- До пандемии «врач» ассоциировалось со словом «убийца», а сейчас парадигма поменялась: врачей называют героями, спасителями. И это хорошо, нам нужен такой образ. А еще пандемия прочистила ряды медперсонала – те люди, которые не были готовы встать на защиту, они ушли из медицины, остались только те, кто действительно готовы стоять на страже здоровья, - добавляет Ольга Вострикова.

Безусловно, есть и проблемы. Из-за пандемии в клиниках были отменены плановые приемы, но даже когда возможность посетить врача появилась, многие все равно не спешили обращаться к медикам – боялись заразиться. Поэтому сейчас пациенты нередко приходят на прием с уже запущенными заболеваниями. Но и здесь можно найти решение.

- Вместе с департаментом здравоохранения Москвы проводятся встречи на онлайн-площадках, на которые мы приглашаем врачей и просим их понятным и простым языком рассказать о болезнях, ответить на вопросы. Происходит самообразование пациентского сообщества и населения. А врач вынужден регулярно получать новые знания, чтобы суметь ответить на самые актуальные вопросы пациента. И можно сказать, что толчок этому тренду дала пандемия, усадив нас перед экранами компьютеров и смартфонов, - говорит Ольга Вострикова.

Есть, конечно, и оборотная сторона медали: когда человек больше знает и понимает, врачу приходится прилагать больше усилий, чтобы донести до него информацию.

- Мы постоянно общаемся с нашими докторами, обсуждаем кейсы, моделируем ситуации, которые могут возникнуть в общении с пациентами. Доктора обучены, но пациенты разные, и шаблоны не всегда могут помочь наладить общение, - говорит Хачатур Кургинян.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Прививка должна стать привычкой

Сегодня, пережив 1 и 2 волну коронавируса и не уйдя от него, мы прекрасно понимаем, что жить с вирусом нам придется долго. А значит, необходимо от него защищаться.

- Пациенты должны четко слышать от докторов, какие осложнения могут появиться после перенесенного ковида и понимать, что вакцинация - это защита от проблем со здоровьем. Особенно, если вирус будет мутировать, - говорит Наталья Санина. - Нужно сделать так, чтоб одновременно люди получали всю необходимую информацию о вакцинации и проходили профилактические осмотры. Тогда принять решение о том, чтобы сделать прививку, будет проще. И этот процесс должен идти быстрее.

Промышленные выставки и конференции